September 29th, 2013

svice

...возвращаясь домой...

…чудовище бросилось на него внезапно, когда он уже возвращался в свое временное пристанище и от усталости и голода совсем забыл про осторожность…
…с ревом возникло из тьмы и дождя, налетело, обдав смрадом и копотью, и сильнейшим ударом отбросило далеко в сторону. А потом так же стремительно скрылось в ночи

…однажды от случайного знакомого он слышал, что чудовища никогда не возвращаются, чтобы добить свою жертву…так что, возможно, ему еще повезло…

…он попытался подняться, но почти сразу понял, что не может этого сделать… попробовал ползти, но и этого у него не получилось
…в спине начал медленно разгораться уголек боли
…спокойно, с тобой и не такое случалось – промелькнуло в голове, - взять хотя бы то побоище с четырьмя здоровенными одичалыми пару месяцев назад. Ох, и сильно же они меня тогда порвали, думал не выживу, однако мир не без добрых людей, спасли
…спасибо этим, из промзоны… именно они отогнали тогда бродяг, а потом выходили меня, чуть живого… а сами при этом жили в каком-то бараке, слабо отличающемся от собачьей конуры, да и питались непонятно чем… а для меня нашли и время, и внимание, и еду…
жаль, отблагодарить их сейчас ничем не могу… может потом, когда все закончится… мда, все это прямо как в дурном сне… а может это и вправду сон? но как же тут все реалистично… э-эххх… да... раньше я себе такого даже и представить не мог… вот у меня дома…

…и внезапно осекся…

...дом… от воспоминаний о доме захотелось взвыть во весь голос…
…когда-то и у него был дом.
...свой дом… они жили в нем вчетвером. Кроме него - еще она и её родители, если быть точным…
…в его доме царили любовь и достаток, по вечерам они собирались в гостиной, разговаривали, смеялись, иногда приходили гости… он не очень любил чужих людей, но в такие дни не показывал своей неприязни и был с ними сама любезность…
Своих домашних он боготворил, особенно её. За неё он был готов разорвать любого, за неё он был готов умереть… За остальных, впрочем, тоже…

…он хорошо помнил тот день… день, в который все оборвалось… он так и не узнал, что же случилось на самом деле. просто утром они уехали навестить какого-то знакомого на другом конце города, а он остался дома…

...больше он никогда их не видел…

...он прождал их несколько дней. не мог ни есть, ни спать…минуты казались вечностью…когда в детстве его забрали из семьи, от матери и братьев – даже тогда ему не было так страшно и одиноко. Но тогда было другое… а сейчас…
...увы, смысла слова «аксидент» он не понимал, но именно оно имело к происшедшему самое непосредственное отношение…

…когда в дом пришли чужие люди, он отказался их впускать. По-видимому, они были к готовы к такому развитию событий – его очень быстро скрутили и вкололи ему какую-то дрянь. Потом деловито составили опись имущества и опечатали квартиру…
А он оказался за решеткой

...через пару дней о нем все-таки вспомнили.
А что с этим делать? – спросил один из его тюремщиков у кого-то важного, - вроде смирный, да и не наш контингент… жаль его… может отпустим?
Да пусть идет на все четыре стороны, раз смирный, - милостиво решил тот другой…
Ну, прости, приятель, - сказали ему, - живи дальше как сумеешь

…и отпустили…

…так он стал бездомным
…не то, чтобы это было для него сложно. Скорее, непривычно. Просто нужно было где-то ночевать, чем-то питаться и быть предельно осторожным, проходя по чужой территории
…были, конечно, и другие опасности, но самой страшной оказалось человеческое равнодушие… те, из промзоны, были исключением из правила – просто город еще не успел сожрать их души…

…а еще были чудовища
…они никогда не искали добычу сами и никогда не убивали ради еды…они нападали только тогда, когда встречали тебя на своем пути… да и то не всегда… случалось, что они останавливались и терпеливо ждали, пока потенциальная жертва удалиться на безопасное расстояние… да и спящие они были совсем безобидные и он несколько раз даже осмелился ночевать рядом с ними, согреваясь остатками их тепла…
…но если чудовище нападало – то в этот момент оно не знало ни милосердия, ни жалости… именно так случилось на этот раз…

...да, было трудно…но он старался не обращать внимания на трудности. Он должен был искать. И найти. Это было его целью, его долгом. Он должен найти их, быть с ними рядом, служить и оберегать…

…и он искал. Каждый день и в любую погоду на протяжении уже нескольких месяцев. Вот и сегодня он уже почти закончил обследование очередного района – снова безрезультатно…
Ну, не повезло сегодня – повезет завтра
…если оно наступит, это завтра, - невесело подумалось ему.
…почему чудовище не убило его сразу? Господи, как же больно!

...в шуме дождя трудно расслышать шаги. Но он различил их. Приближались двое. Он не мог повернуться, чтобы увидеть, но знал, что они внимательно разглядывают его, беспомощно распластавшегося на земле…
…хороший, - донеслось до него, - а я ведь его знаю, видел уже. Он уже несколько дней тут крутится – наверное, ищет кого… да, не повезло бедолаге, жаль его… в рай бы попал, будь у него душа…
…да живой он, вроде. смотри – дышит, - ответил другой голос, - ладно, оставь, помочь все равно не сможем, а так, глядишь, Бог даст - сам и оклемается… а насчет души – ты не прав. У всех она есть. Не можно живому без души быть, – затихало уже отдаляясь.

…боль заполняла, становилась невыносимой…
…он давно заметил – если думать о чем-то хорошем, или напротив – о чем то ужасном – то боль уходит. Тогда, в промзоне, он думал о собственном горе – и это помогло ему выкарабкаться. Сейчас он попытался вспомнить что-то светлое…
…и сразу же вспомнил… тот солнечный летний день, в котором она, с распущенными волосами, в светло-зеленом платьице, качается на качелях… волосы ее развеваются, лицо разрумянилось, она звонко смеется… они бегут по огромному ромашковому полю, "догоняй, дурашка", - кричит она ему, - а он делает вид, что не может ее догнать… а потом она сидит под деревом, а он дремлет, положив голову ей на колени… это был, пожалуй, самый счастливый день его жизни…
И боль отступила…

Так он пролежал остаток ночи, все еще надеясь, что помощь придет...

...свет появился неожиданно. Сперва он подумал, что чудовище все таки вернулось, чтобы закончить с ним, но потом понял, что это что-то другое… не было угрозы, и даже напротив – свет успокаивал. Боль утихла, наступило давно забытое чувство умиротворения…

…и из этого света в его мир шагнул знакомый легкий силуэт, повеяло теплом… сердце его бешено заколотилось…

"Где же ты так долго был, дурашка? Иди же скорее сюда" - она улыбнулась и протянула к нему руки…

И он побежал. Побежал так быстро, как только мог. Побежал, даже не осознавая, что смог подняться, не осознавая, что совсем не чувствует боли в искалеченном чудовищем теле…

Страшный сон закончился… Они снова были вместе…

И он, наконец, мог вернуться домой...


……………………………………………


…дождь лил не переставая…

…он неподвижно лежал на обочине дороги  –  большой лохматый пес, исхудавший, грязный, со спутавшейся и свалявшейся шерстью…
...а в его открытых глазах отражалось осеннее серое небо...

…светлым лучиком, веселым солнечным зайчиком сквозь пелену дождя его чистая душа летела ввысь,
             оставляя
                              за собой
                                              радугу

                  

Радужный мост... мы обязательно встретимся...