svice

начали...

Этим стулом мастер Гамбс начинает новую коллекцию мебели...



Гламурной питерской киллерше Ирине К. посвящается этот ресурс ;)
Ну, и всем остальным тоже )))
svice

...возвращаясь домой...

…чудовище бросилось на него внезапно, когда он уже возвращался в свое временное пристанище и от усталости и голода совсем забыл про осторожность…
…с ревом возникло из тьмы и дождя, налетело, обдав смрадом и копотью, и сильнейшим ударом отбросило далеко в сторону. А потом так же стремительно скрылось в ночи

…однажды от случайного знакомого он слышал, что чудовища никогда не возвращаются, чтобы добить свою жертву…так что, возможно, ему еще повезло…

…он попытался подняться, но почти сразу понял, что не может этого сделать… попробовал ползти, но и этого у него не получилось
…в спине начал медленно разгораться уголек боли
…спокойно, с тобой и не такое случалось – промелькнуло в голове, - взять хотя бы то побоище с четырьмя здоровенными одичалыми пару месяцев назад. Ох, и сильно же они меня тогда порвали, думал не выживу, однако мир не без добрых людей, спасли
…спасибо этим, из промзоны… именно они отогнали тогда бродяг, а потом выходили меня, чуть живого… а сами при этом жили в каком-то бараке, слабо отличающемся от собачьей конуры, да и питались непонятно чем… а для меня нашли и время, и внимание, и еду…
жаль, отблагодарить их сейчас ничем не могу… может потом, когда все закончится… мда, все это прямо как в дурном сне… а может это и вправду сон? но как же тут все реалистично… э-эххх… да... раньше я себе такого даже и представить не мог… вот у меня дома…

…и внезапно осекся…

...дом… от воспоминаний о доме захотелось взвыть во весь голос…
…когда-то и у него был дом.
...свой дом… они жили в нем вчетвером. Кроме него - еще она и её родители, если быть точным…
…в его доме царили любовь и достаток, по вечерам они собирались в гостиной, разговаривали, смеялись, иногда приходили гости… он не очень любил чужих людей, но в такие дни не показывал своей неприязни и был с ними сама любезность…
Своих домашних он боготворил, особенно её. За неё он был готов разорвать любого, за неё он был готов умереть… За остальных, впрочем, тоже…

…он хорошо помнил тот день… день, в который все оборвалось… он так и не узнал, что же случилось на самом деле. просто утром они уехали навестить какого-то знакомого на другом конце города, а он остался дома…

...больше он никогда их не видел…

...он прождал их несколько дней. не мог ни есть, ни спать…минуты казались вечностью…когда в детстве его забрали из семьи, от матери и братьев – даже тогда ему не было так страшно и одиноко. Но тогда было другое… а сейчас…
...увы, смысла слова «аксидент» он не понимал, но именно оно имело к происшедшему самое непосредственное отношение…

…когда в дом пришли чужие люди, он отказался их впускать. По-видимому, они были к готовы к такому развитию событий – его очень быстро скрутили и вкололи ему какую-то дрянь. Потом деловито составили опись имущества и опечатали квартиру…
А он оказался за решеткой

...через пару дней о нем все-таки вспомнили.
А что с этим делать? – спросил один из его тюремщиков у кого-то важного, - вроде смирный, да и не наш контингент… жаль его… может отпустим?
Да пусть идет на все четыре стороны, раз смирный, - милостиво решил тот другой…
Ну, прости, приятель, - сказали ему, - живи дальше как сумеешь

…и отпустили…

…так он стал бездомным
…не то, чтобы это было для него сложно. Скорее, непривычно. Просто нужно было где-то ночевать, чем-то питаться и быть предельно осторожным, проходя по чужой территории
…были, конечно, и другие опасности, но самой страшной оказалось человеческое равнодушие… те, из промзоны, были исключением из правила – просто город еще не успел сожрать их души…

…а еще были чудовища
…они никогда не искали добычу сами и никогда не убивали ради еды…они нападали только тогда, когда встречали тебя на своем пути… да и то не всегда… случалось, что они останавливались и терпеливо ждали, пока потенциальная жертва удалиться на безопасное расстояние… да и спящие они были совсем безобидные и он несколько раз даже осмелился ночевать рядом с ними, согреваясь остатками их тепла…
…но если чудовище нападало – то в этот момент оно не знало ни милосердия, ни жалости… именно так случилось на этот раз…

...да, было трудно…но он старался не обращать внимания на трудности. Он должен был искать. И найти. Это было его целью, его долгом. Он должен найти их, быть с ними рядом, служить и оберегать…

…и он искал. Каждый день и в любую погоду на протяжении уже нескольких месяцев. Вот и сегодня он уже почти закончил обследование очередного района – снова безрезультатно…
Ну, не повезло сегодня – повезет завтра
…если оно наступит, это завтра, - невесело подумалось ему.
…почему чудовище не убило его сразу? Господи, как же больно!

...в шуме дождя трудно расслышать шаги. Но он различил их. Приближались двое. Он не мог повернуться, чтобы увидеть, но знал, что они внимательно разглядывают его, беспомощно распластавшегося на земле…
…хороший, - донеслось до него, - а я ведь его знаю, видел уже. Он уже несколько дней тут крутится – наверное, ищет кого… да, не повезло бедолаге, жаль его… в рай бы попал, будь у него душа…
…да живой он, вроде. смотри – дышит, - ответил другой голос, - ладно, оставь, помочь все равно не сможем, а так, глядишь, Бог даст - сам и оклемается… а насчет души – ты не прав. У всех она есть. Не можно живому без души быть, – затихало уже отдаляясь.

…боль заполняла, становилась невыносимой…
…он давно заметил – если думать о чем-то хорошем, или напротив – о чем то ужасном – то боль уходит. Тогда, в промзоне, он думал о собственном горе – и это помогло ему выкарабкаться. Сейчас он попытался вспомнить что-то светлое…
…и сразу же вспомнил… тот солнечный летний день, в котором она, с распущенными волосами, в светло-зеленом платьице, качается на качелях… волосы ее развеваются, лицо разрумянилось, она звонко смеется… они бегут по огромному ромашковому полю, "догоняй, дурашка", - кричит она ему, - а он делает вид, что не может ее догнать… а потом она сидит под деревом, а он дремлет, положив голову ей на колени… это был, пожалуй, самый счастливый день его жизни…
И боль отступила…

Так он пролежал остаток ночи, все еще надеясь, что помощь придет...

...свет появился неожиданно. Сперва он подумал, что чудовище все таки вернулось, чтобы закончить с ним, но потом понял, что это что-то другое… не было угрозы, и даже напротив – свет успокаивал. Боль утихла, наступило давно забытое чувство умиротворения…

…и из этого света в его мир шагнул знакомый легкий силуэт, повеяло теплом… сердце его бешено заколотилось…

"Где же ты так долго был, дурашка? Иди же скорее сюда" - она улыбнулась и протянула к нему руки…

И он побежал. Побежал так быстро, как только мог. Побежал, даже не осознавая, что смог подняться, не осознавая, что совсем не чувствует боли в искалеченном чудовищем теле…

Страшный сон закончился… Они снова были вместе…

И он, наконец, мог вернуться домой...


……………………………………………


…дождь лил не переставая…

…он неподвижно лежал на обочине дороги  –  большой лохматый пес, исхудавший, грязный, со спутавшейся и свалявшейся шерстью…
...а в его открытых глазах отражалось осеннее серое небо...

…светлым лучиком, веселым солнечным зайчиком сквозь пелену дождя его чистая душа летела ввысь,
             оставляя
                              за собой
                                              радугу

                  

Радужный мост... мы обязательно встретимся...
svice

Тишка

Крепкий и уже немолодой мужчина сидел на крыльце ветеринарной клиники, обхватив голову руками.. Плечи его вздрагивали, а по лицу бежали слезы ... Но он не замечал их. Просто сидел и смотрел невидящим взглядом куда-то перед собой...

Последний раз он плакал в десять лет. А потом разучился.
Раз и навсегда...

Не плакал, когда в автокатастрофе погибли родители. Просто сжался и застыл внутри него холодный жуткий комок...

Не плакал и там, в Афгане, когда в 83-м он, израненный и обессилевший, вышел наконец к своим. Единственный из всей своей группы. Вчерашний выпускник училища, ставший седым в 23 года... Остальные навсегда остались в той чужой земле, недалеко от Герата.

Потом было еще многое. Были госпиталь, гарнизоны, должности, звания и награды...
Была Ангола, Таджикистан и контртеррористическая операция на Кавказе...
Теряя друзей он всегда чувствовал боль и пустоту. Но слез не было...
Он многое повидал,он многих пережил... Душа черствела...

Но Судьба всегда была милостива к нему.
Он выжил и возвратился домой, в свою пустую холостяцкую квартирку на окраине города...
В командировки его больше не посылали, кабинетная работа, перспективы служебного роста...
И пустая квартира, в которую ему не хотелось возвращаться...

Она появилась в его жизни ненадолго. Ему было уже за сорок, ей всего 26...
Совсем молоденькая девчонка, скорее симпатичная, чем красивая...
Она приходила к нему по вечерам, готовила еду, тихонько сидела рядом, пока он ужинал.
Стирала ему рубашки, штопала носки. Просыпалась по ночам и смотрела на него, спящего...
Она любила его и ничего не требовала взамен...
Наверное, он тоже любил ее... Любил по своему, так, как умел... По-мужски, скупо, без сантиментов...
Но даже с ней его квартира казалась ему пустой...
Когда ей предложили хорошую работу в другом городе, далеко, он сразу сказал ей, что не создан для семьи, что его место здесь.
Она поняла и приняла его решение. И уехала одна.
Он переживал, но скорее рефлекторно... Была работа. Была карьера. Была цель.

На прощание она подарила ему Его - маленький лохматый теплый живой комочек...
Пора учиться заботиться о других. Так и сказала в последнюю их встречу...

Так в его жизни появился Тишка...

Он умел учиться. Он всю жизнь чему-то учился. Учился воевать, учился жить после войны, снова учился воевать...
А теперь учился заботиться об этом маленьком беззащитном существе...

И его жизнь постепенно стала приобретать иной, неведомый ранее смысл...
Впервые за долгие годы его кто-то ждал, нуждался в нем, радовался его приходу.
Радовался искренне,люди так не умеют...
Лизал ладони,заглядывал в глаза и тихонечко повизгивал, выпрашивая вкусные кусочки...

Квартира перестала казаться ему пустой...

Он теперь торопился домой, скучал, переживал, а по ночам вздрагивал и успокаивался только тогда,когда в ладонь ему тыкалась Тишкина мохнатая мордочка...

Были, конечно же,друзья, шумные вечеринки, женщины...
Но он всегда возвращался к себе, туда, где приветливо вилял хвостом его маленький бескорыстный друг...
Так шли дни, месяцы,годы… Он по-прежнему был один, но не чувствовал себя одиноким…

Когда ему стукнуло 50, его со всеми почестями выкинули на пенсию. И сразу забыли о его существовании.
Та, прежняя жизнь,закончилась...

Оставался только Тишка. Тот, кому он отдавал всю свою любовь и привязанность.
Единственное близкое существо...

А сегодня не стало и его ...

Он бежал, он нес его на руках. Точно так же, как когда-то выносил на себе из под огня раненных товарищей.
Он спешил, боясь опоздать...
Прохожие в испуге шарахались от него в стороны...

Он добежал, он успел...
Но сделать уже ничего было нельзя...
Собачий век краток. Просто пришло время... Так сказал врач...

Собаки умеют чувствовать...Наверное, даже лучше людей.
Когда пришел тот самый момент, Тишка посмотрел на него своими умными глазами и в последний раз лизнул его руку.
Как будто извинялся за то,что не может остаться...
Потом закрыл глаза, вздрогнул и затих уже навсегда ...

А он еще долго стоял рядом и гладил его, шептал его имя, все еще не веря...

Он не помнил, как вышел на улицу... Как дрожащими пальцами доставал сигарету, пытался прикурить, бросил...
А потом застонал, обхватил голову руками и опустился на ступеньку...

Мир перевернулся.
Он больше не был тем взрослым суровым человеком. Не был полковником, бывшим спецназовцем, презирающим смерть...

На крыльце сидел десятилетний мальчишка. Тот, который не стеснялся своих чувств... Тот, который умел любить, ненавидеть, бояться... Мальчишка, умеющий плакать…
Сидел и по лицу его текли слезы. Слезы бессилия и боли...
Точно так же, как текли они тогда, давно, в детстве.
В тот самый день, когда на его руках умирало сбитое чужой бездушной машиной маленькое живое существо, которое он считал тогда, пожалуй, самым близким своим другом.

svice

Концепция мира глазами доброго ослега...

очередные 50 грамм и тупое ленивое животное пропало...

появилсо добрый ослег...

ослег, кстати, получает нормально...
и морально устойчив...
но 3,5 годовалая племяшка отказывается на ослеге кататься...
ибо ослег пьян...

а как же иначе...
у ослега выходной...


ослег добр...
ну там - сумку жене помочь от магазина донести или еще чего - то само собой.
ослег для этого родился.
но его ведь и глобальные проблемы человечества волнуют...
фрунзик мкртчан бы сказал - так волнуют, что ослег даже кушать не может...
однако заставляет себя - и кушает...

а как же иначе...
надо...


ослег умен...
и образован, кстати, как аж три ослега...
только лукавство это все...
ослег не знает, как полученные знания по уму применить
точнее знает, но возможности такой не имеет... пока не имеет...
и поэтому порой у него бывают перепады настроения...

а как же иначе...
кризис среднего возраста...


ослег скромен...
парадная упряжь ослега висисит в темном шкафу...
ослег достает ее иногда и в одиночестве рассматривает медальки...

а как же иначе...
ведь это никому больше не интересно...


ослег мечтатель...
он видит мир добрых людей, улыбчивых, отзывчивых, честных...
мир, в котором всегда светит солнце...
мир, в котором свежий воздух, чистая вода и зеленая трава...
мир, в котором не воруют, не убивают, не насилуют и не лгут...
мир, который радует...

а как же иначе...
хочется же чего-то светлого...


ослег знает...
он знает как построить такой мир...
и надо то всего ничего...самую малость...
стереть с лица земли города...
разрушить инфраструктуру...
уничтожить культурные ценности...
залить машинным маслом пашни...
сжечь леса...
отравить колодцы...
и, сука, главное - убить всех человеков...

а как же иначе...
больные зубки надо рвать с корнем...


и тогда есть шанс...
шанс начать все с начала...
с нуля...

но ослег терпелив...
ослег достоверно* знает что 22 декабря 2012 года
начнется вторжение пришельцев...
руками которых он все это и сотворит...

а как же иначе...
не самому же мараться...

ослег верит...
уж с ними то он как нибудь да разберется...
а по другому и быть не может...
они же - пришельцы...
а он местный, свой, буржуинский...

и кто сказал, что порабощение мира - невозможно...

а пока ослег ждет...
он умеет ждать...

__________________
*к/ф "Секретные материалы", 9 сезон, эпизод 20 "The Truth". Курильщику можно верить...

svice

Конфеты (попутчик)

...я с самого детства всегда хотел чтобы у меня было много конфет...- майор глубоко затянулся, закашлялся...- Чтоб и самому вдоволь, и поделиться можно было бы.
Сколько лет уже прошло, до сих пор хочется. И ведь могу…
…просто уже не актуально... не нужно…
…в жизни для всего есть свое время, свой момент…
…Я детдомовский ведь...

По виду – совсем мальчишка, но чувствуется, что старше, чем выглядит. Голос спокойный, уверенный, чуть с хрипотцой. Глаз не прячет, смотрит прямо, немного с прищуром.
И улыбка эта… Улыбка совсем как у ребенка, открытая и... наивная чтоли... По другому и не назовешь...

...родители погибли когда мне 7 лет было. Авария.
...тетка, сестра отца, меня к себе брать не захотела. А другой родни не было.
...вот и отправила в детдом.
...много позже, когда я уже вырос, она просила прощения, пыталась мне что-то объяснить.

...а я зла на нее не держу.
...жалко ее. Жизнь у нее не сложилась. Муж бросил, другого не случилось. Дети, сестра с братом мои двоюродные, сейчас спились совсем. Брат еще и отсидел. Неизвестно, что бы со мной сейчас было…

...может оно и к лучшему, что не она меня воспитывала.
...свою жизнь прожил. Сам разобрался – что к чему… - вздохнул, помолчал секунду.

...думаете, наверное, молодой совсем, а вообразил что все в жизни знает? - майор улыбнулся, - да вы не смотрите, что я выгляжу как пацан, мне сороковник через 2 недели стукнет...
Удивил? Мне все говорят, что максимум на 30 лет выгляжу. Не знаю, наверное гены такие от отца с матерью достались...

...а то, что майором до сих пор – так это потому что в армию пошел, когда мне почти 25 было. ...сначала на срочную, потом прапорщиком… Вот, офицером стал, служу. Не то, чтобы блестящая карьера, но нравится… А мог в тюрьме сидеть… Да так, наверное, и было бы. Из моих детдомовских немногие в люди выбились…

...детдом наш на Псковщине был. Не сахар, конечно. Старшие нас обижали, били. Да и воспитатели тоже.
...а с конфетами … глупо…
… все с праздников началось. Там, в детдоме…
...Новый год для нас грустным событием был. Для всех веселым, а для нас грустным…Нам сначала раздавали сладкие подарки от администрации, или как там она в Союзе называлась, а потом воспитатели все у нас отбирали для своих детей.
...их тоже конечно можно понять. Детдом в поселке был, жили все небогато.
...но оправдать нельзя. Отбирать у детей, у которых итак ничего нет…

...а однажды мы конфеты спрятали, чтоб не отдавать.
...нас избили. Воспитатели. Сильно избили... И самое страшное - даже пожаловаться было некому... Сколько лет прошло, а помню все ясно, как вчера…
..зато потом мы могли конфетами некоторое время лакомиться. Маленький праздник себе все таки отвоевали…

…Конфеты…Глупая мечта.

...вот там за перекрестком около остановки меня высадите, хорошо?
...вот. А сейчас – семья, жена с дочкой. Дочке 11 лет сегодня. Вот и вырвался пораньше – жене помогать праздник делать. Для ребенка это очень важно, это я по себе знаю. И детства своего никому не пожелаю…
...да, тут, пожалуйста, остановитесь.
...спасибо огромное, что подбросили. Ровной дороги вам.
...меня, кстати, Виктором зовут. Виктор Агеев.
...простите, что сразу не представился…

svice

Перекресток

…она замерла посреди перекрестка, вжав голову в плечи и обеими руками прижимая к себе старенький зонтик. Совсем маленькая – лет 12-13, худенькая, с большими испуганными глазами, одетая очень скромно, но чистенько и аккуратно...

День выдался мерзкий – похолодало, с утра в воздухе висела мелкая морось и казалось, что в мире не осталось ни одного цвета, кроме серого. Хотя для конца сентября – самая типичная московская погода.

… на проезжую часть она бросилась внезапно. Выскочила на дорогу, пробежала несколько шагов наперерез движению, а потом, будто опомнившись, дернулась назад и застыла, внезапно осознав, что уже не успевает вернуться на спасительный тротуар…
…а через мгновение снова побежала вперед и чуть не угодила под колеса встречного «Ровера». Вовремя отскочила и окаменела...

Мы успели затормозить и теперь, с некоторой досадой, разглядывали ее через лобовое стекло. А она стояла метрах в трех от капота нашего служебного авто и смотрела на нас…

Машем рукой, предлагаем уйти с проезжей части, вернуться на тротуар – отрицательно крутит головой. И остается на месте. К счастью, машин не так много и остальные водители ситуацию уже просчитали. Движение очень аккуратное – все ждут, когда ребенок уйдет с дороги.

Выхожу из машины и подхожу к ней – бородатый дядька в военной форме. Сжимается в комочек, в глазах – паника. Затравленно озирается – куда бы убежать. Но ноги, похоже, ее сейчас не слушаются.
Чтоб не напугать еще сильнее, останавливаюсь в паре метров. Протягиваю руку, предлагаю помочь перейти дорогу или вернуться на тротуар. На светофоре – красный. Её красный. А значит – все еще опасно.
Говорит, что помогать ей не нужно. Что у нее в жизни ничего не осталось. В голосе мольба, на ресницах - слезы. Не надо! Пожалуйста! Отрешенный взгляд серых глаз.
На диалог не идет и колючки во все стороны. Ситуация патовая.
Пусть немножко успокоится. Отступаю на пол-шага назад…

Неужели это не было простой случайностью?!
...шок...
...хотела ли она просто попасть на другую сторону, или ей, слава Богу, просто не хватило духу броситься под колеса…
Черт! У меня дочка немногим старше!

Встаю на середину дороги – теперь, если и будет гонщик, точно издали заметит и притормозит.
Тяну время. Жду зеленого. Её зеленого.
Есть!

Иди! Крутит головой.
Иди! – повышаю голос.
…встрепенулась…
…опустила глаза…
…пошла…
Ну, слава Богу!

…на той стороне дороги на секунду обернулась, посмотрела…
…потом вдруг всхлипнула, сжалась в комочек и стала казаться совсем маленькой, беззащитной...
…чуть прихрамывая быстро пошла прочь…

svice

Эх, я Родину люблю!

…шкаф был тяжелый и еще он не проходил в дверной проем. И так его пробовали впихнуть, и эдак – не идет , хоть ты тресни…
- Может дверцы снять? – предложил майор.
После некоторого раздумья предложение было принято. Правда, без энтузиазма.
Энтузиазмом, кстати, вообще не пахло – июль, на улице около 40, в помещениях примерно столько же. Кондиционеров и вентиляторов нет. Ну..... есть... Но не у всех. Здание старое – при Сталине построенное, а тогда умели… Это сейчас строят как попало, а тогда на совесть все делали. Иначе 58-я и 10 лет без права переписки…
И в этом мареве военные затеяли переезд служебного кабинета… Моего, кстати… Точнее, не затеяли, а действовали в строгом соответствии с приказом большого начальника – равняйсь, смирно, вольно! Сегодня чтобы был на новом месте. И near a bird!!! Ясно? Приступай, раз ясно…
(…а начальников надо мной всего двое – большой и самый большой… это я так, к сведению…)
Ну, как говорят, если Родина прикажет – мы шинель в штаны заправим. Мы солдаты. Есть, хер хенераль! Разрешите окопаться?
Новый кабинет – совсем как мой старый, только этажом выше. Столы перетащили сравнительно быстро. Тумбочки от них тоже. Видно желание свершений и великих деяний добавило немного оптимизма. Даже аквариум умудрились перенести практически не сливая воду, а там мало-нимало 60 литров. Рыбы даже понять ничего не успели. Ну, оргтехника и личные вещи тоже само собой переехали без проблем.
А потом пошли шкафы. А точнее не пошли. Офицеры мои затосковали. Тогда майор и предложил снять дверцы.
И вы знаете-помогло! Прошел! Пролез, гаденыш! И вот что странно – ведь мы же как-то вынесли его из моего старого кабинета, вынесли с одного этажа и внесли на другой – и ведь везде, сука, прошел! А проемы-то дверные везде стандартные! А тут не пролез, подлец!
Ну да ладно, дело прошлое… Второй шкаф втащили таким же образом.
Пол дня убили, но завершили переезд.
Выдохнули.
Перекурили.
Заулыбались.
Откатило.
И начальнег (то есть я) доволен, что, знаете ли, тоже немаловажно.
Но самое интересное ждало нас впереди.
- Кто приказал? – вопрос совсем большого начальника повис в горячем воздухе и никак не хотел достигать сознания. – С кем согласовано? Почему мне никто не докладывал? Пусть он (в смысле хер хенераль) зайдет ко мне. Я ему обьясню. Он у меня… Вы (т.е. я) тоже ко мне зайдите… А пока организуйте «все взад».                                                                                                                                                  
Про пикантные подробности дальнейшего умолчу )))
Но завтра потащим все обратно.
БЛЯДЬ! А ведь со шкафом-то неспроста. То знак нам был! Свыше…
От жеж…
И ведь знал же старую военную истину - не стоит спешить выполнять команду – ее могут отменить )))
Цук…